На следующий день, Женя, сразу после завтрака отправилась в гостиную, к дивану. На завтрак в то утро были блинчики с медом и Женя ухитрилась сунуть один в кармашек платья. Сейчас он лежал перед ней на ковре. Женя ждала Пима. Вчера он так больше и не появился, но Женя была уверена, что сегодня он точно придет. Разумеется он пришел. Не сразу конечно — Жене пришлось ждать не меньше двадцати минут. Но блин... Он так восхитительно пах, что как Пим не сомневался стоит ли выходить, но все-таки не смог устоять.

Женя видела, как сначала из-за ножки дивана несколько раз высовывался усатый нос хомяка, смешно шевелился, принюхиваясь и снова исчезал. Потом показалась наконец мордочка и черный, похожий на бусинку глаз. И тут же, увидев Женю, Пим выбежал из под дивана и к Жене, а точнее к блину.

— Привет — поздоровался Пим, — это что, мне?

Женя кивнула, улыбаясь.

— Вот здорово! — восхитился Пим, — Какой большой!

Пим обнюхивал блин то с одной, то с другой стороны, но все никак не мог решить откуда вкуснее начать. В конце концов он убедился, что круглый блин со всех сторон одинаковый, уселся прямо напротив Жени и принялся есть.

Все это время Женя просто смотрела на хомяка и улыбалась. Теперь она с интересом наблюдала, как Пим быстро поедает блин. Пим ел с невероятной скоростью — не прошло и двух минут, а хомяк уже запихивал в рот последние кусочки. Щеки его раздулись невероятно. Женя очень удивилась и только хотела потрогать Пима за щеку, но...

— Мм-м. Мм-мм-м, м! — сказал Пим совершенно неразборчиво и вдруг повернулся и убежал под диван.

Женя даже расстроилась и уже начала думать не расплакаться ли, но Пим уже выбежал из под дивана. Щеки его снова были обычными. Женя даже рот открыла от удивления.

— Что? — удивился Пим. — А-а-а, тебя удивляют мои щёки?

Женя кивнула.

— Это у нас, хомяков, у всех такие. Мы так прячем еду, когда ее далеко нести до дома. Ты не думай, я не весь блин за раз слопал, а только чуть-чуть. А остальное отнес домой и съем вечером.

— О-о-о-о — сказала Женя и снова кивнула. Это означало, что она, конечно, ещё немного удивлена, но все поняла.

— Знаешь, — подумав сказал Пим, — я тут собирался сходить в гости к Чу — мое знакомой полевой мыши. Не желаешь присоединиться?

Глаза у Жени загорелись, она улыбнулась и закивала.

— Вот и славно. За мной— скомандовал хомяк и побежал под диван.

Легко сказать - за ним. Женя была не такая уж и маленькая девочка, чтобы влезть под этот низкий диван.

— Пим! — взвизгнула она и хомяк снова выбежал из под дивана.

— Ай-ай-ай, как же это я не подумал. Тебе же ни за что не пролезть в мою норку. Понимаешь, у меня там есть другой выход, прямо в сад, и я по привычке побежал туда. Хм. Чтобы тебе попасть в сад, надо идти через заднюю дверь на кухне. Но там эта большая тётя...

— Мама! — кивнула Женя с самым серьезным видом.

— Да-да, твоя мама — подтвердил Пим, — так вот не думаю я, что она будет в восторге, если я буду бегать по кухне.

Женя, почти не раздумывая, оттопырила кармашек у себя на платья и показала на него Пиму.

— Что ж — с сомнением произнес Пим, — думаю стоит попробовать.

И он мигом вскарабкался Жене на коленки, привстал и, схватившись за край кармана, стал карабкаться внутрь. Женя легонько подтолкнула его, и он свалился в карман вниз головой. Немного покрутившись, он смог перевернуться и осторожно выглянул. Карман был в самый раз по размеру.

— Ну, пошли — сказал он, — только осторожно, не вырони меня.

Женя была очень осторожна и Пима, конечно, не выронила. Через кухню она прошла довольно быстро и мама ничего не заподозрила — она только сказала Жене, чтобы не очень пачкалась в саду.

Разумеется, первое что сделал Женя, это испачкалась. Чтобы Пим мог вылезти из кармана она села на коленки прямо на землю возле недавно политой клумбы. Спустившись на землю, Пим минутку принюхивался, а потом сказал:

— Мы вовремя. Слышишь, мятный чай заваривается.

Женя прислушалась. Было тихо. На всякий случай она приставила ладошку к уху. Все равно тихо.

— Не-е-т — махнул на неё лапкой Пим, — слышать это не только звуки. Запах! Запах тоже слышат. Ну, так говорят - слышать запах.

Женя раньше о таком не знала. Она принюхалась, и действительно — ветер доносил слабый, но заметный запах мятного чая.

— Пошли — Пим побежал в сторону густых кустов малины. Женя, не вставая, поползла за ним. Пим юркнул в небольшую щель между двумя большими кустами, а Жене, чтобы пролезть и не оцарапаться, пришлось лечь на живот и ползти. Ползти было очень неудобно, но проход был не длинный и вскоре кусты над Женей раздвинулись и она оказалась в некоем подобии домика. Женя даже рассмеялась и захлопала в ладоши — до того там было здорово и уютно. В середине домика из земли торчал маленький пенек, служивший столиком. На нем стояли две скорлупки от грецкого ореха, а между ними, в центре стола, стоял настоящий фарфоровый чайник. Ну, конечно не совсем настоящий, а кукольный, но для зверей он был в самый раз.

Пим уже сидел возле стола и дул на свою скорлупку. От неё поднимался пар, явно от свежезаваренного мятного чая. А напротив него сидела прелестная маленькая полевая мышь. Мышь была уже пожилая, но очень опрятная и явно веселая.

— Пим! Что за прелестную девочку ты привел ко мне в гости! Почему же ты меня не предупредил - я бы испекла малиновый пирог или печенье. Ну, представь же нас скорее.

— Да все получилось как-то неожиданно, тётушка Чу. Познакомьтесь, это Женя. Она живет в доме с большими людьми.

— Ах, как приятно, как приятно! — суетилась тётушка Чу, — проходи же скорее к нам за стол. Сейчас я поищу тебе чашку для чая. Ай-ай-ай, как же это так. Подожди минуточку, дорогуша, боюсь мне придется сбегать в кладовку. — и мышь убежала куда-то в кусты.

Женя все это время восхищенно следила за тётушкой Чу и просто сияла от счастья. Мышка была замечательная, домик был замечательный. Все было такое замечательное. Женя снова рассмеялась и захлопала в ладоши.

— Я знал что тебе здесь понравится, — весело сказал Пим. — Вот сейчас ещё отведаешь этого изумительного чаю, и совсем не захочешь уходить.

Женя схватила Пима и чмокнула его в нос.

— Ну что ты, что ты — засмущался Пим. — я же ничего такого не сделал.

Женя посадила его обратно к столу и Пим, все ещё смущенный, стал снова дуть на скорлупку.

Тем временем тётушка Чу вернулась и принесла ещё одну скорлупку.

— Прости дорогуша, ничего подходящего тебе по размеру у меня не нашлось. Если бы я знала заранее.

Чу была явно расстроена, что не может предложить гостье более подобающую чашку — она все вздыхала пока наливала Жене чай и пододвигала к ней скорлупку.

— Ой, а что ж это я. Ест же малиновое варенье! Ты же любишь малиновое?

Женя закивала и мышь снова убежала в кладовку, а Женя осторожно взяла свою скорлупку, подула на нее и выпила чай. Действительно, было очень вкусно.

Оказалось, что у Чу было не только варенье, а ещё и мед, березовый сироп, яблочное пюре, ржаные лепешки и ещё куча всяких вкусностей. Она все бегала туда-сюда, суетилась вокруг стола, пока не заставила его весь разными скорлупками, тарелочками и свертками. Женя почти ничего не ела — ей куда интереснее было смотреть на тётушку и Пима.

А вот Пим лопал во всю и теперь-то он ничего не прятал за щеки. Чу, как и Женя, тоже ничего не ела и даже не пила свой чай. Она рассказывала. Она рассказала Жене о своей знакомой пчеле Жужу, которая иногда приносила ей мед, о воробье Чире, который носил ей ржаные и пшеничные колоски для муки, и ещё о многих своих друзьях и знакомых. Женя слушала очень внимательно и ей очень хотелось поскорее познакомиться со всеми этими зверями, птичками и насекомыми.

Так бы они, наверное, и просидели до самого вечера, но вдруг в саду послышался звук открываемого окна и мамин голос:

— Женя, солнышко, обед скоро. Иди домой.

— Ой! — вскинулся Пим — и мне тоже пора. До свидания тётушка Чу, мы пошли — сказал он и побежал к выходу. Женя тоже было собралась ползти за ним, то тут тётушка окликнула хомяка: — Пим! Ну как тебе не стыдно?! Какой пример ты подаешь этой милой девочке?

Пим повернулся и замер испугано.

— А что? — спросил он.

— Ты ведешь себя очень невежливо. Ты ничего не забыл сказать? — тётушка Чу выглядела немного рассерженной.

Пим смутился. Он опустил мордочку и поковырял лапкой землю.

— Извините меня, тётушка Чу. Я забыл поблагодарить вас чай и угощение. Мне правда очень неловко. Спасибо вам большое!

Тётушка тут же перестала сердиться и улыбнулась.

— Не за что, мои дорогие. Приходите ко мне еще.

Женя тоже очень смутилась. Родители конечно же говорили ей про “спасибо” и “пожалуйста”, но она все время забывала об этом. Родители на это не обижались, но сейчас ей самой стало очень неприятно.

— Асиба! — крикнула она и, наклонившись, поцеловала мышь в нос.

— Ай какая умница! — восхитилась Чу — Ну, беги скорее, тебя мама ждёт. — и помахала Жене хвостиком.

Возле двери в дом Пим помахал Жене лапкой и побежал к себе в норку.

Дома мама переодела Женю в чистые колготки и платье, посмеявшись, что у Жени весьма своеобразные представления о том, что такое “не очень испачкаться”. На обед был куриный бульон с гренками и гречневая каша с тефтелями. Женя слопала все и запила это большой чашкой клюквенного морса. Поев, она слезла со своего стула и пошла в гостиную — поиграть на ковре.

Но вдруг, у самой двери она остановилась. Мама с удивлением посмотрела на дочку. Женя повернулась к ней и сияя, крикнула:

— Асиба!