...или куда на самом деле пропали бусины и папины тапки

Однажды, теплым летним днем, Женя до того объелась за обедом, что ей было тяжело даже играть. Она присела, а затем и вообще прилегла на пушистый ковер в гостиной. На диван залезать было лень. Так она лежала, напевая что-то себе под нос и уже начала задрёмывать, как вдруг... Нет, похоже показалось... Ой, вот опять — что-то, или кто-то, шевелится под диваном. Женя и перестала напевать и замерла, вглядываясь в темноту под диваном. Вроде бы там совсем темно, но вот ближе к левой ножке дивана... Да-да! Там что-то белеется.

Женя медленно-медленно стала ползти к дивану, не отрывая глаз от белеющего пятнышка. Но стоило ей подползти достаточно близко, чтобы рассмотреть, что же там такое, как белое пятно вдруг метнулось к центру дивана и вдруг исчезло. Женя все-таки удалось заметить, что это не просто пятнышко, а что-то пушистое.

— Мышь... — подумала Женя. Ей тут же захотелось во чтобы то ни стало поймать ее. Ведь раньше она видела мышей только на картинках в книжках, которые ей читали взрослые. Но как это сделать? Под диван Женя не влезет, а отодвинуть его ей совсем не под силу. Остается одно — дождаться, когда Мышь вылезет из под дивана и схватить её.

Операция предстояла непростая и Женя понимала, что придется запастись терпением. Они залезла на диван, выглянула через подлокотник и стала ждать. Минуты шли, но ничего не происходило, однако Женя продолжала сидеть без движения и наблюдать.

Проснулась она от щекотки в ухе. Она лежала на боку на диване и кто-то сидел у неё на щеке и щекотал ухо.

— Мышь! — вспомнила Женя. Она резко схватила того, кто сидел на ней и вернулась, чтобы посмотреть на улов.

— Пи-пи-пи-пи! Пусти меня! — запищала мышь, — И вовсе я не мышь. Я хомяк! Меня зовут пи-пи-пи-пи-Пим.

— Хомяк... говорящий! Вот это здорово — подумала Женя (сама-то она говорить ещё не умела), — и живет у нас под диваном!

Пока она так размышляла, Пим продолжал ёрзать, пытаясь высвободиться из её кулачка.

— Ну пусти же, я не убегу!

Женя села и посадила хомяка на диван прямо перед собой. Пим оправил шерстку, пригладил ушки, сел на попу и посмотрел на Женю.

— Ты очень вкусно пахнешь! — сказал он — Почти как клубничка. Я собирался сбегать на кухню, взять немного морковки на обед, но услышал твой запах и не смог удержаться — полез смотреть что такое вкусное лежит на диване. Я и подумать не мог, что человек может так пахнуть. Вот, например, большой дядя с шерстью на лице. — Женя поняла, что Пим говорит о бородатом папе, — он всегда пахнет дымом и газетой. — папа часто курил большую трубку и пускал колечки из дыма, которые очень нравились Жене.

— Или вот тётя, которая всегда дома — продолжал хомяк, — она тоже иногда вкусно пахнет, то не всегда, а только после того как поделает что-то на кухне. Когда она там, я на кухню не хожу — боюсь что она прогонит меня, если заметит.

Пока Пим говорил, Женя смотрела на него во все глаза и даже открыла рот от удивления - до того это было чудно.

Пим оказался очень болтливым. Он все говорил, говорил и говорил, при этом непрерывно оправляя шерстку и умывая мордочку лапками. Так что вскоре Женя узнала, что Пим живет у них в доме под полом уже несколько месяцев, что он сделал себе чудную кровать из одной штуки, которую дядя с шерстью на лице носит на ногах, а другую разгрыз пополам и сделал кресло и диван для гостей.

— Вот они, папины тапочки — догадалась Женя.

А на днях Пиму прямо в норку залетел чудесный розовый шарик с дыркой и ещё два таких же он нашел снаружи. Они теперь стоят у него в норке и он ставит в них цветочки, которые часто приносит из сада его знакомая полевая мышь.

— Это же бусины! — подумала Женя, — понятно почему они не нашлись.

Пим начала было рассказывать про полевую мышь, как вдруг замолчал на полуслове и вскинул уши.

— Женечка, где ты малышка? — послышался из коридора мамин голос.

Тут же Пим соскочил на пол и юркнул под диван, убегая в свою нору. Женя тоже слезла с дивана, повернулась к двери и когда в гостиную вошла мама, принялась прыгать и показывать пальцем под диван.

— Что там такое? — спросила мама, — игрушка закатилась?

Мама подошла и заглянула под диван.

— Там ничего нет.

Женя уже перестала прыгать и тоже смотрела под диван. Под диваном было темно и казалось, что там действительно пусто. Но Женя теперь знала — там Пим.