Красавица Езензулхар

Аварская народная сказка

Вечером, поздней порой три сестры чесали шерсть. Разговаривая о том, о сем, старшая сказала:

— Если бы наш шах взял меня замуж, я бы из одного мотка шерсти наткала сукна, чтобы одеть все войско шаха.

Средняя сказала:

— Если бы наш шах взял меня замуж, я бы одной мерой муки насытила бы все войско шаха.

Заговорила тут меньшая:

— А если бы наш шах взял меня замуж, я бы родила ему сына с жемчужными зубами и дочь с золотыми кудрями

Под окном стоя, услышал шах все это.

В эту самую ночь женился шах на старшей сестре, на другой вечер женился на средней. Ложью оказалось слова обеих, не исполнили они того, что обещали.

На третий вечер женился шах на младшей сестре, в эту самую ночь она забеременела, а по утру, шах встав, отправился к войску, чтобы воевать с другим шахом.

Время шло, после отъезда шаха, родила его жена близнецов -сына с жемчужными зубами и дочь с золотыми кудрями.

Из зависти злые сестры вынули детей из колыбели и приказали своему слуге бросить их в крапивное ущелье.

Слуга в точности исполнил их приказание. Наутро злые сестры послали к шаху гонца с вестью о том, что ночью жена его родила щенка и котенка.

Прислал шах указ:

— Утопите щенка и котенка в реке, а жену оберните в ослиную кожу и положите к городским воротам, и пусть каждый входящий в город плюет на нее. Шахские слуги схватили ее, зашили в ослиную кожу и приковали к городским воротам.

Услышала крики детей златорогая лань, подошла, легла с ними рядом и накормила детей своим молоком. Так она их кормила до тех пор, пока они не выросли.

Когда же выросли, пошла лань впереди, а дети с нею.Впереди шла лань, позади шли дети, шли, шли, много шли, мало шли, дошли до некоего замка.

Вошли вовнутрь юноша и девица- ни души нет, а убранство, хоть бы для царского дома, все, что нужно для мужчины и женщины, все нашлось. Стали они тут жить.

Начал брат постоянно ходить на охоту, а сестра оставалась дома и хозяйничала.

Однажды, когда брат был на охоте, девица купалась в быстром ручье, который протекал перед замком. В то время, как она купалась, унесла вода один ее волос.

Ручей тот протекал через столицу царя, отца их.

Попал тот волос в кувшин вдовы.отнесла она показать ее сестрам. Как только увидели они волос, узнали его, узнали , что мальчик и девочка вышли живыми из крапивного ущелья.Много пообещав дать, много в руки дали, сказали они вдове:

— У девицы, с головы которой упал этот золотой волос, есть брат. Это наши враги.Каким бы то ни было способом, какую бы хитрость и коварство не придумав, постарайся погубить того юношу, а когда он погибнет, то с девушкой легко будет справиться. Мы твоей услуги не забудем.

Пошла тут проклятая вдова вверх по ручью, пошла, много шла, мало шла, дошла до замка. Одну- одинехоньку нашла она девицу.

Змеиное шепнув, лисье молвив, сказала ей вдова:

— Не имея никого возле себя, как ты можешь так жить. Случается дурное, случается хорошее, следует твоему брату поискать тебе развлечение. На востоке за двумя скалами, которые одна о другую ударяются, растет яблоня: сама с собою говорит она, а говоря — в ладоши хлопает, в ладоши хлопая-пляшет. Скажи брату, чтобы он принес от нее одну ветвь. Станет она перед тобой петь и плясать и не даст соскучиться.

Сказав это, пошла вдова назад.

Когда вернулся брат с охоты, заплакала девица перед ним, стосковалась:

— Каждый день уходишь ты на охоту, бросив меня дома, чем заняться мне? Тоскуя, не зная что делать, я умру одна- одинехонька.

— Что же мне делать, что ты хочешь от меня сестра?

— На восточной стороне, за двумя скалами, растет сама с собой говорящая, говоря, в ладоши хлопающая, в ладоши хлопая пляшущая, яблоня есть,- сказала сестра.- Принеси мне с нее одну ветвь, хоть бы ею развлеклась я.

Сел юноша на коня, ударил, погнал к восточной стороне.Много ехал, мало ехал, приехал он к скалам. То с гулом ударяясь одна о другую, то расходясь, то ударяясь, то расходясь — такие скалы были.

За ними росло само с собой говорящее; говоря, в ладоши хлопающее; в ладоши хлопая, пляшущее дерево, и к нему не было другой дороги, как промеж скал.

Хорошенько коня подобрав, взад и вперед вскачь пустив, заставил молодец коня прыгнуть. С треском ударились скалы одна о другую, отрезался хвост у коня, а молодец на той стороне очутился.

Сломив с дерева ветвь, — лишь только скалы, ударявшиеся одна о другую, разошлись, — заставил он коня прыгнуть назад и очутился на этой стороне. положив ветвь на плечо, поехал он домой.

Немного времени спустя пришла снова та же вдова узнать, что случилось. Юноша был на охоте, а перед девицей сама с собой говорящая, говоря, в ладоши хлопающая, в ладоши хлопая пляшущая, ветвь дерева.Сказала вдова девице:

— Долго ли ты будешь забавляться этим? Скоро тебе это надоест. не годится такой девице, как ты жить без подруги. За морем, в серебряных чертогах, живет красавица по имени Езензулхар: красивее ее, богаче ее, умнее ее нет другой девушки на целом свете. Пошли ты своего брата жениться на ней, когда она приедет сюда, то, находясь возле нее, никогда не узнаешь ты , что такое скука.

В сердце девицы эту мысль положив, ушла вдова назад. Когда пришел брат с охоты, заплакала перед ним девица, стала жаловаться:

— Бросив меня совершенно одну,- сказала она,- без отдыха охотишься ты. надоела мне уже эта ветвь. Не имея возле себя живого существа, пропадаю, с ума схожу я. За морем, слышно, живет в серебряных чертогах живет красавица , по имени Езензулхар. Поезжай жениться на ней, тебе будет жена, а мне — сестра.

Ни в чем сестре не отказывал юноша, так сильно любил ее. Выбрал доброго коня, сел на него , одел блестящее оружие, ударил, погнал, поехал. Ехал он, ехал, много ехал, мало ехал, ночью ехал, днем ехал, ехал, ехал.

Много земли оставив позади себя, далеко заехал, нашел он на краю дороги сидящего старика с большою бородой. Юноша сказал ему приветствие, тем же ответил старик:

— Счастливого пути, сын мой, куда едешь, если Бог попустит.

Юноша рассказал.

— Не езди туда, сын мой! Если послушаешь моего совета,- сказал старик.- Поехав туда, не достигнешь желаемого. Мало ли подобных тебе храбрецов отправились вдоль по этой дороге сватать Езензулхар, а ни один не вернулся. Живет она в окруженных водой серебряных чертогах, через воду только и есть к ним доступ. Встав на берегу реки, надо кричать ей, но если она не выйдет, то юноша застынет до колен, а если во второй раз на голос не выйдет, то застынет до сердца, а если на третий зов не выйдет, то все тело стынет и человек каменеет. Весь берег реки усеян таковыми застывшими всадниками.

— Да дастся тебе счастья, отец мой,- сказал юноша, — старших людей советам следовать должны младшие, но как бы то ни было, что случилось с храбрецами, может случиться и со мной.

Сказав это поехал юноша своей дорогой. Ехал юноша, ехал, много ехал, мало ехал, ночью ехал, днем ехал, ехал, ехал и доехал, наконец, до чертогов красавицы Езензулхар. Как сказал старик, берег реки был усеян застывшими всадниками. Проговорив им за упокой, он закричал:

— Эй, Езензулхар! — не вышла она, остыл он до колен; во второй раз закричал, не вышла она, — остыл он до сердца; в третий раз закричал,- не вышла Езензулхар, остыл он весь и окаменел.

Пока это происходило с юношей, сестра ожидала его приезда и думала о нем. Месяц прошел,- не приехал, два, три, четыре месяца прошло, — не приехал. Наконец, отчаявшись, подбила она себе стальные подошвы, опоясалась веревкой, взяла в руки железную палку и пошла прямо по той дороге, по которой уехал брат.

Шла она, шла, много шла, мало шла, уставая, не отдыхала, голодая, пищи не вкушала; шла, шла и нашла того самого старика:

— Куда держишь путь, дочь моя, если Бог попустит? — спросил он.

Рассказала она.

-Твой брал давно уже окаменел,- сказал старик,- подобно ему много там застывших людей, поехавших затем, чтобы жениться на Езензулхар; если она не покажется, то они никогда не оживут. Когда дойдешь туда, то закричи раз, закричи другой раз; если в оба раза она не выйдет, то закричи в третий:

— Неужели ты прекраснее меня, златокудрой, что так гордишься? — Тогда, никак не утерпит она, чтобы не показаться наружу.

Пошла девица, пошла, дошла. Дойдя, проговорила она за упокой за всех, а потом плача обняла брата. Затем став на берегу реки, закричала:

— Эй, Езензулхар! — не вышла она, остыла девица до колен.;во второй раз закричала — не вышла Езензулхар, застыла девица до сердца.

— Неужели ты прекраснее меня, златокудрой, что так гордишься? — в третий раз закричала она.

— Кто эта златокудрая? — сказав, вышла Езензулхар. С шумом ожили все застывшие люди. Все богатыри назвали юношу- братом, а девицу- сестрой.

Сев в золотую лодку, переправилась тут Езензулхар на этот берег. Все богатыри сказали ей:

— Мы назвали этого юношу братом, он оживил нас, все мы отдаем ему первенство, выходи за него замуж, и будь нам сестрою.

Согласилась Езензулхар. Женился юноша на Езензулхар: вверх из мортир стреляли, вниз из пушек стреляли, круглый месяц не умолкали барабаны и зурна.

После того, поехал юноша в свой замок, со всем имуществом Езензулхар, с сокровищами, с хозяйством, взяв всех богатырей с собой. На том же месте нашли старика. Назвав его своим отцом, забрал его юноша с собой. Проводив их до дома, пожелав им доброго здоровья, вернулись богатыри, каждый на свою сторону. По- прежнему, юноша стал ходить на охоту.

Однажды, возвращаясь поздно с охоты, встретил он множество всадников, которые сбились с дороги и блуждали. То был шах, отец его, со своими нукерами. Привел их юноша в свой замок, сделал им в эту ночь великое угощение, а утром проводил их в путь. Немного времени спустя, прислал шах человека звать юношу и всех его домашних, чтобы им сделать такое же угощение, какое ему было сделано. Приготовились они ехать. Когда выезжали они из дома, старик сказал юноше:

— Перед дворцом шаха найдем мы женщину, завернутую в ослиную кожу, спроси шаха, в чем ее вина? Ответит шах, зачем тебе знать ее вину? Без вины, не было бы этого.Проси его : говори, нет скажи.Тогда он тебе расскажет.

Поехали, доехали до шахского дворца.Нашли они перед дворцом женщину, обвернутую в ослиную кожу.

Выйдя им навстречу, сказал шах юноше:

— Плюнь на нее для срама?

— Что сделала эта женщина?- спросил юноша.

— Зачем тебе знать вину, без вины не было бы этого,- ответил шах.

— Нет, скажи,- приставал юноша.

Рассказал шах. Едва лишь кончил он рассказ, как старик открыв рот юноши и показав его зубы, сорвав повязку с головы девушки и распустив ее косы,спросил шаха:

— Не это ли твои дети? Похожи ли они на собаку и кошку?

И рассказал старик о том, что случилось с детьми шаха. Обомлел от изумления шах, а с ним и весь остальной народ. Опомнившись, приказал шах, прежде всего, семью в бане семь раз вымыть, в лучшее платье одеть и на престол посадить мать своих детей. Потом приказал обеих сестер, раба, ходившего, чтобы бросить детей в крапивное ущелье, вдову, ходившую к девице,- пустить, привязав к хвостам невыезженных кобыл.Поволоклись все четверо кобылами.

Задал тут царь пир, горы мяса навалил, с востока зурнача позвал, с запада барабанщика позвал, плясунов пустил, канатных скакунов пустил. Там был и я, видел все, виденное вам рассказал.