Табунщик и дочь падишаха

Даргинская народная сказка

Жил-был табунщик, и было у него сорок кобылиц. Наступила весна, и кобылицы ожеребились. Вот один жеребчик и просит табунщика:

– Зарежь жеребят,– дай мне вволю попить молочко всех сорока кобылиц!

Табунщик удивился, но сделал, как просил жеребчик. Попил он вдоволь молока всех кобылиц и стал здоровый да ладный.

На следующий год сорок кобылиц снова принесли сорок жеребят, и жеребец-однолеток снова попросил табунщика оставить ему все молоко. На третий год произошло то же самое.

Табунщик соглашался, а жеребец рос да креп.

Но когда и на четвертый год жеребец снова попросил дать ему попить молоко всех кобылиц, табунщик очень рассердился.

– В твои годы,– закричал он, – добрый конь уже целое лето ходит в упряжи, – служит людям.

– И я послужу тебе, когда настанет время, – сказал конь, – но пока сделай мне в скале конюшню попросторнее да почище и корми меня вволю.

Оставим теперь табунщика и его коня, а сами расскажем о хане.

Полюбил хан дочь падишаха из далекой страны, а засватать ее не смог, – кого ни пошлет, никто не может туда доскакать. Хан спрашивает визира:

– Есть ли в моем ханстве еще кто, кого не посылали бы за дочерью падишаха?

– Есть, – отвечает визир, – это – табунщик, который пасет своих кобылиц.

– Позовите его ко мне! – сказал хан.

Только он так сказал, а конь заржал и позвал своего хозяина:

– За тобой послал людей хан этой страны. Скажи им, что ты согласен ехать за дочерью падишаха.

Когда пришли гонцы от хана, табунщик им так и сказал.

Наутро табунщик сел на своего коня и поехал к хану. Только он стал подъезжать к дворцу, как вдруг его ладный конь превратился в самую тощую клячу.

Все стали смеяться над табунщиком и не пустили его к хану, – где уж на такой дохлятине доехать до страны падишаха!

Повернул табунщик назад. Только скрылись из глаз, как кляча снова превратилась в доброго коня:

– Ну, хозяин, – покрепче держись в седле! Поедем добывать невесту!

Помчался конь над горами, да так быстро, что и стреле не догнать. Только над одной горой зацепил конь за скалу копытом, – чуть табунщик с седла не слетел.

– Эх, – говорит конь, – нет еще у меня полной силы! Это потому, что ты для меня молока кобылиц пожалел.

Но табунщик не знал страха, и конь мигом домчал его куда надо. Прыгнул конь через высокий забор и очутился перед дворцом падишаха.

Табунщик привязал лошадь к столбу и вошел во дворец.

Оставим теперь табунщика и расскажем о дочери падишаха.

Она была такая красавица, что ни в сказке рассказать, ни в песне спеть. Когда она увидела в окно, как молодой табунщик летел на коне, то сразу поняла, что это настоящий храбрец. А когда падишах сказал ей, с какой целью он приехал от хана, она позвала табунщика и спросила:

– Скажи, богатырь, ты от себя пришёл ко мне или от других?

– Ох, если бы от себя, – вздохнул табунщик.

– Ну, если не от себя, то я сперва поговорю с другими, – сказала дочь падишаха.

Села она вместе с табунщиком на его коня и помчались они так, что и орлам не догнать. Только когда пролетели над морем, конь задел копытом воду, – чуть все не утонули.

– Эх, – говорит конь, – нет еще у меня полной силы, – это потому, что ты для меня молока кобылиц пожалел!

Но табунщик и дочь падишаха не знали страха, и конь домчал их до владений хана.

Только стали подъезжать, как конь превратился в самую тощую клячу. Слуги хана стали смеяться над табунщиком. Они отняли у него дочь падишаха и отвели ее к хану.

– Это мы ее привезли, – сказали они.

Хан наградил слуг и стал просить дочь падишаха, чтобы она как можно скорей дала свое согласие на свадебный кебин.

– Нет, – говорит дочь падишаха, – сначала привезите мне тот золотой котел, который есть в доме моего батюшки.

Сколько ни искал хан гонцов в землю падишаха, – никто не брался привезти золотой котел. Хан позвал визира и спрашивает:

– Есть ли в моем ханстве ещё кто, кого не посылали за золотым котлом?

– Есть, – отвечает визир, – это табунщик, который пасёт кобылиц.

Хан велел позвать табунщика, но перед дворцом его конь снова превратился в самую тощую клячу и слуги хана прогнали табунщика. И снова случилось всё так, как в первый раз. Конь домчал своего хозяина до владений падишаха, а падишах, догадавшись о затеях своей дочери, с радостью отдал свой золотой котёл. Он был такой большой, что конь задел копытом и за гору, и за воду, но табунщик ничего не боялся и привёз-таки золотой котёл. Перед самым дворцом падишаха его конь снова превратился в самую тощую клячу, слуги отняли у табунщика золотой котёл и еле дотащили его к хану.

– Это мы, – говорят, – добыли тебе золотой котёл!

Хан наградил слуг, а дочь падишаха велела поставить котёл на огонь, налила в него молока кобылиц и сказала хану:

– Окунись!

– Ну, нет, – засмеялся хан, – пусть сперва окунутся те, кто добыли этот котёл.

Позвали ханских слуг.

– Нет, – закричали слуги, – это не мы привезли, это табунщик.

Позвали табунщика.

Он явился на своей кляче, привязал её к кольцу золотого котла и, когда кляча фыркнула и молоко остыло, окунулся в котёл и стал вдруг таким ладным да красивым, что все удивились.

– Э-э, – говорит хан, – ведь я не для других, а для себя посылал за золотым котлом! Дай-ка окунусь. Только отвяжите сперва эту противную клячу.

Отвязали клячу, хан прыгнул в котёл и сварился.

Тогда табунщик пришёл к дочери падишаха уже не от других, а от себя. Дочь падишаха с радостью приняла его, сыграли свадьбу и был такой пир, что плясали даже безногие, а бой барабанов был слышен даже в стране падишаха. Был на этой свадьбе и я, и так наплясался, что ничего уже больше не помню.