Дочь Солнца и Луны

Абазинская народная сказка

В одном селе жил старик по имени Исхак. Было у него три сына. Старшего звали Хаджибекир, среднего — Мхамат, младшего — Сольман.

Исхак каждую весну засевал поле просом. Но когда урожай созревал и отец с сыновьями говорили:

Завтра или послезавтра можно начинать жать просо, кто-то ночью начисто поедал урожай. Наутро отец и сыновья находили на поле только стерню. Исхак не знал, кто поедал его просо.

На следующий год, когда просо созрело, Исхак позвал старшего сына и сказал:

— Хаджибекир, этой ночью посторожи поле. Иначе опять останемся без урожая. Завтра начнем жать.

Хаджибекир пошел в поле. Ходил-ходил вокруг проса, устал, прилег отдохнуть и не заметил, как заснул. Проснулся утром, а проса нет: его кто-то поел ночью.

На следующий год сторожить поле пошел Мхамат. Он тоже, как и Хаджибекир, заснул, и опять просо кто-то съел.

На третий год Сольман, с которым никто не считался, попросил отца:

— Отец, когда поспеет просо, пошли меня сторожить поле.

Исхак, услышав слова сына, рассмеялся:

— Несчастный, ты боишься даже тогда, когда спишь у ног своей матери. Куда тебе сторожить поле!

Когда просо поспело, Исхак подумал: «Пусть Сольман идет сторожить поле. Он, правда, ничего не сможет сделать. И в этом году пропадет урожай, но успокою сердце несчастного сына: уважу его просьбу». Исхак позвал Сольмана и сказал:

— Сольман, иди охранять наше поле. Будь мужчиной — ничего не бойся.

Сольман обрадовался и сказал:

— Я уже мужчина.

Он взял аркан из конских волос и отправился в поле. Спрятался на краю поля и стал ждать. В полночь раздался топот копыт. Сольман осторожно выглянул из укрытия. К полю шел табун во главе с прекрасным пегим жеребцом. Дошел табун до поля. Лошади выстроились в ряд. Жеребец сказал:

— Сейчас съедим все просо, чтобы земля стала совсем голой, а то в прошлые годы после нас оставалась стерня.

Сольман все это слышал. Он сидел не шевелясь, крепко держа в руках волосяной аркан. Жеребец вновь заговорил. Он сказал табуну:

— Подождите немного, а я пойду погляжу, нет ли кого у поля.

Жеребец пошел в ту сторону, где сидел Сольман. Когда лошадь приблизилась к нему, Сольман набросил ей на шею аркан. Жеребец рванулся в сторону, встал на дыбы, перевернулся на спину, но Сольман не выпустил веревку из рук. Когда аркан стал душить жеребца, он взмолился:

— Я не встречал человека, который смог бы меня одолеть. Ты одолел меня. Сдаюсь. Но отпусти меня. За это я дам тебе трех прекрасных лошадей. И просо ваше больше не станем поедать. Вырви из моей гривы волосок. Когда я тебе понадоблюсь, подержи волосок над огнем, и я примчусь к тебе, где бы ты ни был.

— Ладно,- сказал Сольман, вырвал из гривы волосок и отпустил жеребца. Взял обещанных лошадей и вернулся домой.

Исхак обрадовался, убрал урожай. С тех пор никто не поедал его просо.

Время шло. Князь одного из аулов послал своих людей по селам покупать лошадей. Покупатели попали в аул, где жил Сольман. Когда они увидели лошадей Сольмана, у них глаза загорелись. Они сказали:

— Продай нам своих лошадей! Называй любую цену, дадим!

Покупатели дали Сольману столько денег, сколько он запросил, забрали лошадей и уехали к себе. Князь, увидев лошадей, спросил у своих людей:

— Где вы купили таких лошадей?

— У Сольмана, — сказали люди.

— А где он живет? — спросил князь.

— В таком-то ауле, — ответили люди.

Князь написал Сольману письмо: «Как только получишь это письмо, немедленно явись ко мне», вызвал своих людей, вручил им бумагу и отправил к Сольману.

Что Сольману было делать? Как только ему вручили письмо, он отправился в путь, взяв еду на дорогу. В пути Сольман вспомнил о волоске из гривы жеребца, вытащил его, зажег спичку, подержал волосок над пламенем. Жеребец тотчас примчался и сказал:

— Садись на меня.

Тот жеребец был алыпом. Он вихрем помчал Сольмана. Мчась на жеребце, Сольман увидел впереди, на дороге, что-то такое, от чего вокруг было светло. «Подниму-ка я это», — подумал Сольман, но алып сказал:

— То, что блестит,- это перо из крыла орла. Если даже оно тебе нравится, не поднимай его.

Сольман не послушал коня: доскакал до пера, спешился, поднял его и вставил в газырницу. Перо осветило все вокруг.

С пером в газырнице Сольман явился к князю. Сольман спешился, поставил жеребца в конюшню и вошел к князю. Сольман стал гостем князя. Когда агмыста показалось, что князь очень любит Сольмана, они сказали своему владыке:

— Перо в газырнице Сольмана должно принадлежать тебе, ибо ты его более достоин, чем Сольман. Если Сольман на самом деле любит тебя, почему бы ему не подарить перо тебе?

Князь тут же позвал Сольмана и сказал:

— Вот это перо, которое у тебя на груди, отдай мне.

Сольман, ни слова не говоря, отдал перо князю. Агмыста на этом не успокоились. Они сказали князю:

— Если Сольман на самом деле любит тебя, почему не подарит тебе орла, перо которого принес сюда?

Князь тотчас призвал к себе Сольмана и сказал:

— То перо, что ты мне подарил, не так весомо. Найди мне того орла, который уронил это перо.

Когда Сольман услышал слова князя, он не нашелся, что ответить, схватился за голову и вернулся к своему алыпу. Алып спросил у Сольмана:

— Почему ты такой грустный?

Сольман рассказал коню о требовании князя. Алып сказал:

— Когда я тебе говорил: «Не поднимай перо», ты не послушал меня. То ли еще будет!

А еще алып сказал:

— Пойди к князю и скажи: «Я тебе принесу орла, только в том месте, где расходятся семь дорог, прикажи вырыть яму, а вокруг насыпать все зерно, которое существует на земле». Когда там зерно рассыплют, все птицы туда слетятся, хотя и слетятся, но есть не начнут, пока не прилетит орел — он их вожак. Когда орел будет летать, вокруг станет светло, он поднимет большой шум. Ты спрячься в яме. Когда орел прилетит, схвати его, быстро беги ко мне и садись на меня, когда птицы увидят, что ты поймал орла, они станут бить тебя крыльями, кусать, но ты не выпускай орла.

Так сказал жеребец.

Сольман обрадовался, пошел к князю и сказал ему все, что посоветовал алып. Князь приказал своим людям исполнить все, о чем попросил Сольман.

Сольман сел на своего алыпа и отправился в путь. Доехав до развилки семи дорог, он спрятал алыпа, рассыпал зерно, сам сел в яму и стал ждать орла. Вдруг раздался сильный шум. Сольман посмотрел туда и видит: летит какая-то птица, сотрясая небо и землю. Это был орел. Как только он сел на землю, птицы, которые прилетели раньше, стали клевать зерно.

Сольман выскочил из ямы, схватил орла и ринулся к алыпу. Когда птицы увидели это, они полетели за ним, но Сольман не выпустил орла из рук. Добежал-таки до алыпа, сел на него и поскакал к князю. Привез Сольман орла князю.

Сольман поставил алыпа в конюшню, вошел к князю и отдал ему орла. Когда княжеские агмыста увидели, что Сольман привез орла, они приуныли: «Не вышло то, что задумали». Затем пошли к князю и сказали:

— В такой-то большой реке обитает баран. Если Сольман на самом деле любит тебя, пусть он принесет тебе кончик курдюка этого барана. Этот кончик из золота. Почему бы Сольману не принести его тебе?

Как только князь услышал это, он призвал к себе Сольмана и сказал ему:

— В такой-то реке водится баран, привези мне кончик его курдюка.

Что мог сказать Сольман? Он вернулся к алыпу, и, когда жеребец спросил его, что случилось, Сольман рассказал ему обо всем.

Это не беда, — сказал алып. — Тот баран никогда в жизни не ел соли. В полдень он выходит из воды в поисках соли. Мы рассыплем соль в том месте, где баран выходит из воды. Баран, наевшись соли, станет пить воду. Тогда не зевай — выхвати из ножен свой кинжал, отсеки кончик его курдюка и быстро вскочи мне на спину. Если замешкаешься и баран успеет повернуться к нам головой, это будет моя и твоя смерть. Раз такое дело, скажи князю: «Дай мне двенадцать пудов соли, и я принесу тебе кончик курдюка».

Сольман не успел открыть рот, как князь сразу же дал соли. Погрузил Сольман соль на алыпа, сам сел на него и приехал к воде. Спешился Сольман. Рассыпал соль. Приготовил кинжал и спрятался за камнем.

Когда настало время, баран вышел из воды. Набросился на соль. Наелся досыта. Подошел к воде и стал пить. Сольман выскочил из-за камня, отсек кончик курдюка, тут же вскочил на алыпа и поскакал домой.

Сольман вошел к князю и отдал ему кончик курдюка. «И там не пропал», — огорчились агмыста. Они пошли к князю и сказали ему:

Если Сольман на самом деле мужествен, пусть отправляется туда, где между двумя морями, в зарослях, сука ощенилась двумя щенками, и принесет тебе одного щенка.

Князь призвал к себе Сольмана и приказал ему привезти щенка.

Опечаленный Сольман явился к своему алыпу, жеребец сказал ему:

— Пойди к князю и возьми у него двенадцать аршин белой и двенадцать аршин черной ткани. Когда мы дойдем до зарослей кустарников, спрячь меня где-нибудь. Потом скажи: «Это тебе рубаха, а это тебе штаны» — и накинь куски ткани на кусты. Затем пройди по ним, как по мосту, схвати одного щенка и беги туда, где ты меня спрятал. Дальше — мое дело.

Сольман пошел к князю, взял ткань, сел на алыпа и отправился в путь. Когда он доехал до острова, то сделал все так, как научил его алып: схватил щенка, тут же вскочил на алыпа и приехал домой. Щенка отдал князю.

Агмыста, увидев щенка, еще больше испугались. Думали-думали и придумали. Пошли к князю и сказали:

— Ты, наш хороший, добрый князь, еще не женат. На земле нет девушки, которая годилась бы тебе в жены. Сольман сможет достать тебе достойную жену. Ею может быть только дочь Солнца и Луны. Она живет в утробе кита, обитающего в море-океане. Пусть Сольман, коли он тебя любит, привезет тебе дочь Солнца и Луны.

Жадный князь, услышав о дочери Солнца и Луны, потерял покой. Он приказал позвать Сольмана. Князь сказал Сольману:

— В утробе кита, обитающего в море, живет дочь Солнца и Луны. Привези мне ее. Не привезешь — найдешь смерть.

Что оставалось делать Сольману? Схватился он за голову. Пришел и сел печально возле жующего зерно алыпа. Алып обратился к нему:

— Отчего ты, Сольман, добрый мужчина, печальный?

Сольман рассказал алыпу все. Тогда алып сказал:

— Пойди к князю и возьми у него все, что есть из женской одежды в его лавке. Пусть князь также поставит на берегу моря небольшую лавку.

После этого алып сказал:

— Дочь Солнца и Луны придет в лавку. Она с удивлением будет рассматривать все, что там есть. Вот тогда и не зевай: ворвись в лавку и схвати ее. Каждый полдень кит приплывает к берегу и дочь Солнца и Луны выходит из его пасти на берег. Часа два она дает ветерку обвевать себя, затем возвращается в нутро кита, и он уплывает в море. Когда кит приплывет, тебе очень захочется спать, но ты не спи.

Сольман сказал князю обо всем, что посоветовал алып. И князь тут же приказал поставить у моря лавку. Дал Сольману все, что он потребовал.

Сольман приехал на берег моря, отпустил алыпа, пополнил лавку товаром и ждет.

Когда настало время девушке выходить, Сольман заснул. Так он засыпал три дня. Пришел тогда к нему алып и сказал:

— Вырви из моей гривы волосок и положи себе под веко. Как только ты захочешь закрыть глаза, волосок помешает тебе, и ты не заснешь.

На другой день Сольман сделал так, как научил его алып. Пока он сидел с волоском в глазу, девушка вышла из кита и вошла в лавку. Она была красива, как и ее имя. Вся светясь, она вошла в лавку, стала рассматривать духи и другие товары. Сольман вбежал в лавку и схватил девушку. Посадил на алыпа и привез к князю.

Князь сразу же хотел написать накях, но девушка не согласилась.

— Пока не привезете мой сундук, который в животе кита, не позволю писать накях. А если напишете, то буду недовольна, — сказала она.

Князь мигом призвал Сольмана и сказал ему так:

— Сейчас же доставь ко мне сундук дочери Солнца и Луны. Не доставишь — голову отсеку.

Когда Сольман пришел к алыпу и рассказал ему все, конь сказал:

— Это дело нетрудное, если не струсишь. Кит до сих пор лежит с открытой пастью: ждет дочь Солнца и Луны. — Ты залезешь в пасть кита, кит уплывет в море. На другой день он снова приплывет к берегу. Тогда бери сундук и выходи из его чрева.

Сольман сел на алыпа и отправился к морю. Приехал. Кит лежит с разинутой пастью. Слез Сольман с алыпа, сказал: «Всего хорошего!» — и влез в пасть кита. Как только Сольман влез в кита, тот уплыл в море. На другой день Сольман с сундуком вернулся к князю. Как только Сольман вернулся, князь потребовал:

— Сейчас же напишите накях!

И снова девушка не согласилась.

— Солнце — мой отец, а Луна — моя мать. Надо им дать знать, что я выхожу замуж. И взять у них мое золотое кольцо, — нашла она причину отказа.

Князь позвал к себе Сольмана и сказал:

— Сольман, как хочешь, так и делай, но ты должен пойти к Солнцу и Луне и сказать, что их дочь выходит замуж. Возьми ее кольцо и вернись.

Что было делать? Сольман вернулся к алыпу и рассказал ему о новом поручении князя. Алып заговорил:

— О, Сольман! Я не смогу быть тебе в этом полезным, но дать совет могу. Я довезу тебя до берега моря. Там отпусти меня. Над морем висит одна рыба, как мост: голова на этом берегу, хвост — на том. По ней пройти нельзя, но ты сделай все так, как она тебе скажет. Согласись со всем, что скажет рыба. Но ответа ей не давай, пока не вернешься из-за моря. Когда перейдешь по рыбе, встретишь воюющих между собой Лето и Зиму. Согласись и с тем, что они тебе скажут, о чем они попросят. Ответ дашь, когда будешь возвращаться.

— Что мне делать, когда тебя не будет со мной? — загрустил Сольман. Он сел на коня, долго ли ехал, мало ли ехал — приехал к морю.

Спешился Сольман. Обнял коня. Заплакал. Поцеловал его и отпустил. Сольман подошел к рыбе-мосту и попросил пропустить через себя. Рыба не соглашалась, но Сольман не отставал от нее. Тогда она сказала:

— Спроси у Солнца и Луны, долго ли мне так мостом висеть. Если обещаешь принести ответ, пропущу через себя.

Сольман поклялся принести ответ. Рыба пропустила его.

Шел-шел Сольман и встретил воюющих друг с другом Лето и Зиму.

— Салам алейкум! — подошел к ним Сольман.

Алейкум салам! Не становись между нами! — сказали Лето и Зима.

Сольман рассказал им о своем деле. Тогда они сказали:

— Мы пропустим тебя, но только спроси у Солнца и Луны, сколько нам еще воевать друг с другом.

Сольман обещал, и они его пропустили.

Шел-шел Сольман и встретил Луну, когда Солнца не было. Луна сказала:

— Куда мне, бедной, тебя деть? Вернется мой муж Солнце и убьет тебя.

Сольман рассказал Луне о дочери. Луна накормила-напоила его и, когда настало время возвращаться Солнцу, спрятала в сундук. Как только Солнце вернулось, оно закричало на все небо:

— Что за запах я слышу?

Луна сказала:

— Никакого запаха нет.

Потом Луна рассказала Солнцу о дочери. И спросила у него:

— Если бы ты увидел того, кто видел нашу дочь и принес весть о ней, ты не убил бы его?

— Ох, бедный я, не убил бы: мне показалось бы, что я увидел свою дочь! — сказало Солнце.

Тут Луна встала, открыла сундук и выпустила Сольмана. Солнце и Луна обо всем расспросили Сольмана. Он гостил у них неделю.

Когда Сольман собрался в обратный путь, он спросил у Солнца и Луны о том, о чем просили его рыба, Лето и Зима.

Солнце и Луна сказали:

— Лето и Зима всю жизнь будут воевать друг с другом, а рыба всю жизнь будет висеть мостом.

Сольман дошел до Лета и Зимы.

— Пока не скажешь, что ответили Солнце и Луна, не пропустим тебя, — сказали Лето и Зима.

Сольман поклялся:

— Пропустите — скажу.

Договорились на этом, и Сольман прошел между Летом и Зимой. А когда прошел, сказал:

— Всю жизнь будете воевать друг с другом, — и пошел дальше.

Дошел Сольман до рыбы. Рыбе тоже поклялся, что скажет ответ Солнца и Луны, когда пройдет по пей. Прошел и выполнил свое обещание. Пришел Сольман к своему алыпу. Сел на него, приехал домой, вошел к князю и отдал кольцо. Князь заторопился.

— Быстрее пишите накях! — сказал он.

На это девушка ответила:

— Я не говорю, что не люблю князя. Но меня родили Солнце и Луна. Всю жизнь жила я в море. Князь должен искупаться в молоке. Когда он искупается в кипящем молоке, он будет чистым, как я. Тогда можете написать накях.

Налили молоко в двадцативедерный котел и стали кипятить на огне. Когда сказали:

— Купайся, князь.

Он ответил:

— Пусть сперва искупается Сольман, а потом я.

Когда Сольмана повели к котлу, девушка вложила свое кольцо в его руку и сказала тихо:

— Не показывай кольцо никому. Когда разденешься, сначала опусти в молоко кольцо, а потом купайся.

Сольман сделал все так, как сказала девушка, искупался и вышел.

После нее в котел бросился князь и сразу сварился. Как только его ноги показывались на поверхности, люди хлопали в ладоши, радовались и говорили:

— Князь забавляется.

Поднялась дочь Солнца и Луны и сказала собравшимся:

— Меня привез сюда не князь, а Сольман. С сегодняшнего дня вашим князем будет Сольман. А ваш князь, который думал только о себе, получил по заслугам: он сварился.

Сольман и дочь Солнца и Луны стали жить дружно и счастливо.