О мужестве и гордыне

Абазинская народная сказка

Жил да был мужчина, добрый молодец. Однажды он пошел к князю за кислым молоком.

В старину гостя три дня не спрашивали, зачем он пришел. Только после трех дней могли спросить, какое дело привело его в этот дом.

Три дня гостил мужчина у князя. На четвертый князь спросил гостя:

— В чем твоя нужда — в золоте, в скоте или в другом имуществе?

— Нет, ничего этого мне не надо, — ответил гость. — Я пришел за кислым молоком.

Удивился князь. Тут же приказал слугам заколоть двух буйволов, спять с них шкуры, сделать из них бурдюки и наполнить их кислым молоком.

Слуги мигом исполнили приказание князя.

Взял мужчина бурдюки и отправился домой. На полпути он встретил одного человека.

— Помогу тебе нести бурдюки, если разрешишь сделать два глотка, — сказал человек.

Договорились. Человек взял бурдюки и понес дальше. Через некоторое время остановился, приложился к одному из бурдюков и одним глотком выпил все молоко, которое там было.

Жалко стало мужчине молока, рассердился он и бросился на встречного. Завязалась драка.

Дрались-дрались и видят: подъезжает к ним всадник.

«Пусть он нас рассудит», — решили они и перестали драться.

Рассказали всаднику, почему подрались.

Тот, ничего не говоря, схватил обоих, одного засунул в одно голенище, другого — в другое и поехал домой.

Встретила всадника жена, накормила-напоила. Стала снимать с мужа сапоги. Сняла один сапог — из голенища выпал мужчина, сняла другой — и оттуда выпал мужчина. Жена спросила мужа, откуда они взялись. Муж обо всем рассказал.

— То, что ты сделал, — не мужество. Если бы ты их помирил, это было бы мужеством. Как бы ты зазнался, если бы сделал то, что сделал мой отец, — упрекнула жена мужа.

— Не вернусь, пока не найду и не убью твоего отца, — сказал муж, оседлал коня и уехал.

Направился он на запад — в ту сторону, куда садится солнце. Доехал до большого леса. Увидел дым, поднимавшийся над лесом. Поехал к нему. Подъехал и видит: у большого костра сидят айныж и его жена.

Жена ищет в голове мужа. Всадник поднял камень и кинул в них. Попал в женщину. Она сказала: «Как сильно меня укусила муха!» Тогда мужчина взял ружье, прицелился, выстрелил в жену айныжа и убил ее. Айныж вскочил на ноги.

Всадник стал убегать. Айныж погнался за ним. Выскочили они из леса и побежали по вспаханному полю.

Всадник видит: работает на пашне человек без руки и без ноги.

Он пашет, привязав к единственной ноге плуг, а вместо отрезанной у него палка.

Пашет человек, а одной рукой еще и сеет зерно.

Подбежал всадник к пахарю и взмолился:

— Добрый человек, спрячь меня! Не дай айныжу сожрать меня!

Пахарь опрокинул на всадника корзину из-под семян пшеницы. Прибежал айныж и не может найти всадника. Не догадывается глупый айныж, что беглец под корзиной!

Айныж пристал к пахарю: мол, ты спрятал всадника. Однако пахарь стоял на своем: не видел, мол, никакого всадника — и все тут. Айныж не оставляет пахаря: скажи, мол, куда спрятал всадника. Тогда пахарь рассердился и так крикнул на великана, что тот испугался и убежал.

Пахарь снял с всадпика корзину, поздоровался с ним. Посидели, поговорили. Жена пахаря принесла мужу обед.

— Жена, отведи гостя к нам. Заколи овцу, накорми его хорошо. Не давай скучать. А я вечером вернусь, — наказал пахарь жене.

Привела жена пахаря всадника к себе домой. Накормила, напоила. Пока гость и хозяйка разговаривали, вернулся хозяин.

Устроили хозяева в честь гостя пир. Когда люди разошлись, пахарь спросил у своего гостя.

— Ну, теперь расскажи, куда ты направлялся и кто ты?

Гость поведал хозяину, из-за чего он поссорился с женой.

Пахарь внимательно выслушал гостя и молвил:

— Я расскажу тебе о том, что я видел. Слушай. Нас было семь братьев.

Каждую ночь кто-то уводил табун наших аульских лошадей. Кто уводил, никто не знал.

Отец мой был мужественный человек. В то время он часто воевал с айныжами и заступался за аул. В какую бы сторону отец ни уезжал, он всегда возвращался с востока — оттуда, откуда восходит солнце.

Однажды отец вернулся тяжело раненный. С каждым днем ему становилось все хуже и хуже. Тогда он призвал к себе всех нас, сыновей, и сделал такое завещание: «Дети мои, вы уже взрослые. Запомните, что я вам скажу. Кто бы из вас ни отправлялся на охоту, не ходите в ту сторону, откуда восходит солнце. Это — единственное мое завещание».

Отец вскоре умер. Мы похоронили его. Прошел месяц, мы пошли на охоту. Славно поохотились. Сделали привал, поели, отдохнули. Сидели, говорили о том о сем.

— О нас говорят как о храбрых мужчинах. А об отце легенды складывали. Раз это так, не успокоюсь, пока не пойду в ту сторону, откуда восходит солнце. Мы должны оправдать молву о нас. К лицу ли нам чего-то бояться? — сказал наш старший брат.

Мы попросили мать, чтобы она приготовила нам дорожную провизию. Она стала ругать нас за то, что мы нарушаем завещание отца. Мы ее не послушали. Тогда опа дала нам еду на дорогу, и мы отправились в путь. В тот день, когда мы отправились, небо было в черных тучах. Это предвещало беду. Но мы ни на что не обращали внимания.

Мы ехали семь дней и семь ночей. Приехали к большой скале. Здесь мы спешились, расстелили бурку и сели обедать. Пустили лошадей пастись. Вечером раздался какой-то крик, леденящий душу. Оглянулись и увидели: под скалой айныж гонит отару овец, вместо чабанской палки у него в руке бревно. На его лбу горел единственный глаз. Оп тоже заметил нас и закричал:

— Сыновья Хамида, вы сами пришли ко мне! Бог привел вас ко мне!

Он отодвинул от скалы большой камень и впустил в пещеру овец.

— И вы тоже входите сюда! Все равно вам некуда деться! — закричал он и загнал нас в пещеру.

Айныж развел костер, зарезал овцу, сварил ее и накормил нас. На следующий день он сказал:

— Я вам скормил овцу, а вы мне — лошадь.

Забил он одну из наших лошадей, сварил ее и съел. Так он покончил со всеми нашими лошадьми.

Покончив с лошадьми, он сказал:

— Знаете, что сделал с нами ваш отец? Нас было восемь братьев. Семерых убил ваш отец. Если бы он был жив, не пустил бы вас сюда. Слава богу, значит, умер. Аллах привел вас сюда!

Схватил айныж одного из нас, изжарил на костре и съел.

Айныж каждый день съедал одного из нас. Дошла очередь до меня. Он схватил меня, нанизал на вертел и сунул в огонь, а сам вздремнул. Мне удалось выбраться из огня. Но рука и нога сгорели. Вот почему я однорукий и одноногий. Я накалил железный вертел добела. У айныжа был козел — вожак овец. Я поймал его и убил. Содрал шкуру и залез в нее. Айныж все спал. Я выхватил из огня раскаленный вертел и выжег единственный глаз айныжа. Он заорал и начал искать меня. Я забрался в гущу овец. Айныж щупал спины овец. Пощупал и шкуру козла, которую я на себя натянул. Айныж так и не нашел меня.

Утром айныж ощупью отыскал камень, закрывавший вход в пещеру, и отбросил его.

— Младший сын Хамида, ты выпил мою кровь! Отца твоего ранил я. Поймаю — разорву пополам! Так шлепну о скалу, что мозги вылетят! Не выпущу я тебя отсюда, подохнешь здесь! Мой любимый козел, поведи овец пастись, а вечером приведешь их назад! — все время разговаривал айныж сам с собой.

Айныж стал ощупывать каждую овцу, прежде чем выпустить ее из пещеры. Я вышел вместе с овцами: айныж так и не узнал, что я прячусь под козлиной шкурой. Выйдя из пещеры, я погнал отару перед собой. Когда отошел подальше от пещеры, то крикнул айныжу:

— Эй! Ты грозился убить меня! Почему же не убил и не убиваешь?

Только теперь айныж понял, что я выбрался из пещеры, и во всю глотку заорал. Он хотел, чтобы другие айныжи услышали его крик. Но я успел уйти далеко.

Вернулся я домой, как видишь, без руки и без ноги. Хоть и калека, а пашу землю и сею хлеб. Не давай гордыне одолевать себя. Не думай, что на свете нет никого сильнее, храбрее и умнее чем ты.

Твоя жена мужественнее и умнее тебя. Она сказала тебе правду. Я знаю, что ты мой зять, хотя и не подозреваешь, что я твой тесть. Так вот, возвращайся домой и живи мирно и тихо, как все люди.

Так закончил свой рассказ старик-пахарь.

Мужчина вернулся домой, избавившись от своей гордыни.

С тех пор никто не слышал от него ни одного хвастливого слова.